Госуправление: количество и качество

автор
тематика
06.05.2014

В 2002 г. федеральных органов исполнительной власти насчитывалось 60. А в мае 2014 г. их было уже 81, в том числе 22 министерства, 34 федеральные службы и 25 федеральных агентств.

Управление и оборона необычный вид экономической деятельности. И тем не менее по соответствующему классификатору (ОКВЭД) это так и есть: деньги, в подавляющем объеме бюджетные, тратятся, а значит, валовая добавленная стоимость (ВДС) создается.

Сравнение России по доле ВДС управления и обороны в общем объеме ВДС страны дает следующие результаты: в 2002 г. Россия с показателем 4,5% обгоняла из рассматриваемого круга стран только Румынию (4,4%) и Ирландию (4,3%), в 2012 г. российский показатель — 5,8% — был больше соответствующих показателей уже 10 стран, в том числе Австралии (5,3%), Великобритании (5,2%), Швеции (4,7%) и др. То есть Россия за минувшее десятилетие существенным образом увеличила вес управления и обороны в экономике. А самые высокие показатели были у Кипра (10,7%) и Греции (9,9%). Но это, похоже, все-таки крайность, судя по тем экономическим проблемам, с которыми почему-то столкнулись именно эти страны.

Количество

Есть еще одно важное межстрановое сравнение, дающее ответ на вопрос, много ли у нас чиновников. Статистика, как и 10 лет назад, вновь опровергает сложившееся мнение, что в России чиновников очень много по сравнению с развитыми странами. По данным Росстата, по сопоставимым оценкам, в федеральных органах исполнительной власти занятых (в расчете на душу населения или одного работника) меньше, чем в США и Великобритании. Хотя численность чиновников в России выросла за 10 лет, она также выросла и в других странах, в результате соотношение по-прежнему в пользу России.
В России в 2012 г. число работников федеральных органов исполнительной власти (по сопоставимому кругу этих органов) в расчете на 1000 человек населения составляло 4,3 человека, в Великобритании — 6,3 человека, в США — 6,9.

Однако встает естественный вопрос: почему при столь скромном российском показателе числа чиновников на 1000 человек у населения складывается впечатление о, напротив, их большом количестве. Дело в том, что неэффективность, коррупция, забюрократизированность работы чиновничьего аппарата, условно говоря, множит его. За последние годы наметился некоторый прогресс в решении этих проблем, однако процесс этот пока далек от завершения.

По данным Росстата, среднегодовая численность занятых в виде экономической деятельности «государственное управление и обеспечение военной безопасности; обязательное социальное обеспечение» выросла на 18,9% — с 3 140 000 человек в 2002 г. (4,8% всех занятых в экономике) до 3 734 000 человек в 2012 г. (5,6% всех занятых в экономике).

Численность работников органов государственного управления всех уровней и ветвей власти выросла на четверть — с 1 252 300 человек в 2002 г. до 1 572 200 человек в 2012 г. Структура распределения чиновников по ветвям власти изменилась незначительно. Несколько сократилась доля занятых в органах исполнительной власти, при этом выросла доля работающих в судебной власти и прокуратуре, а также в других государственных органах.

Интересна динамика численности работающих в органах исполнительной власти.
За 10 лет она выросла на 21,7% — с 1 070 200 человек до 1 301 900 человек. При этом сильнее всего вырос штат работников федеральных органов — на 37,7% (с 444 400 человек в 2002 г. до 612 100 человек в 2012 г.). Меньше всего разросся штат муниципальных чиновников — всего на 6,2% (с 448 700 до 476 600 человек за тот же период).

Примечательно, что число работников органов исполнительной власти, работающих в федеральных органах на региональном уровне, в госорганах субъектов Российской Федерации, в местных администрациях, достигнув максимума в 2008-2009 гг., потом стало снижаться. Это было следствием принятого решения о сокращении численности чиновников. Исключение составили работники федерального уровня, так называемых центральных аппаратов, численность работников которых росла на протяжении всех 10 лет: с 27 100 человек в 2002 г. до 36 600 человек в 2012 г. — на 35,1%. Таким образом, в последние годы тенденция сокращения чиновников исполнительной власти коснулась кого угодно, но только не работников центральных аппаратов министерств и ведомств.

Что же касается численности работников органов безопасности, обороны и правопорядка, то здесь картина следующая.

Штатная численность Вооруженных сил Российской Федерации устанавливается указами президента. Так, с 1 января 2008 г. (самые ранние доступные данные) она была установлена в количестве 2 019 629 единиц, в том числе военнослужащих 1 134 800 единиц. В дальнейшем планируется снижение численности войск: с 1 января 2016 г. штатная численность Вооруженных сил устанавливается в количестве 1 884 829 единиц, в том числе 1 000 000 военнослужащих. Фактическая численность войск не публикуется в открытых источниках. Данные о штатной численности ФСБ России, пограничных и других войск засекречены.

Качество

Проблемы с эффективностью госуправления в полной мере подтверждаются при попытке сравнить Россию с другими странами и по этому критерию.

Всемирным банком ведется статистика шести «индексов государственного управления», формируемых на основе оценок и данных, публикуемых в опросах и исследованиях международных организаций:
— учет государством интересов общества (voice and accountability);
— политическая стабильность и отсутствие насилия/терроризма (political stability and absence of violence/terrorism)
— эффективность правительства (government effectiveness);
— качество регулирующих мер (regulatory quality);
— соблюдение законодательства / верховенство права (rule of law);
— коррупция (control of corruption).

По всем без исключения указанным показателям мы за 10 лет откатились назад: как в 2002 г., так и в 2012 г. Россия оказалась ниже уровня развитых стран.

Особенно сильный провал Всемирный банк зафиксировал по индексу «учет интересов общества».

То, что Россия пока оказалась ниже уровня развитых стран, не очень удивляет. Удивляет и сильно настораживает то, что все ее индексы спустя десятилетие не улучшились, а ухудшились. Заметим, это именно индексы, а не места в рейтингах, когда можно было бы надеяться на то, что за счет расширения перечня рейтингуемых стран произошла определенная просадка.

Справедливости ради отметим, что в некоторых из указанных стран показатели также ухудшились. Например, в США ухудшились все показатели, кроме индекса политической стабильности, в Великобритании — все, кроме учета интересов общества. Однако российские показатели снизились еще сильнее, в результате разрыв по индексам государственного управления между Россией и развитыми странами возрос.

Неэффективность госполитики в сфере управления и обороны подтверждается и реальными фактическими результатами тех реформ, которые были предприняты в прошедшем десятилетии в данных сферах.

Власти уже фактически признали, что результаты реформы органов внутренних дел («милиция — полиция») оказались далеки от ожидаемых. С приходом же нового руководства Вооруженных сил, когда фактически оказались уже пересмотренными многие начинания прежних руководителей, говорить о высокой эффективности реформ и в этой сфере также не приходится.

Что же касается административной реформы, то тут ситуация еще хуже. Трехуровневая структура правительства была введена в рамках административной реформы в 2004 г. Федеральные органы были разделены на три группы: федеральные министерства, федеральные службы, федеральные агентства. Министерства были призваны осуществлять функции по выработке государственной политики, службы взяли на себя обязанности по контролю и надзору, агентства стали оказывать государственные услуги. Но потом от этого рафинированного разделения функций пришлось во многом отказаться.

Тогда же сократилось с шести до одного количество вице-премьеров. Было обещано, что заместителей у каждого министра будет не более двух. Первое время это выдерживалось, но сегодня двух заместителей не имеет ни один министр, у председателя правительства один первый заместитель и семь заместителей. А, к примеру, у министра финансов весной 2014 г. было уже девять заместителей, у министра экономического развития также девять, у министра здравоохранения — пять.

Весьма показательной является и динамика численности федеральных органов исполнительной власти. В ноябре 2002 г. таковых насчитывалось 60. А в мае 2014 г. федеральных органов исполнительной власти было уже 81, в том числе 22 министерства, 34 федеральные службы и 25 федеральных агентств. Последнее из созданных министерств — Министерство Российской Федерации по делам Крыма. Итог: за последние 10 с лишним лет число федеральных органов исполнительной власти увеличилось на 21 единицу, или на 35%. Еще для справки: в конце 1991 г., в начале рыночных реформ, численность «центральных органов государственного управления» равнялась 32.

Итоговый результат нашего подсчета стоимости управления и обороны: за последние 10 лет она снизилась в 1,5 раза и составила 177,8 трлн руб. Сказалась неэффективность реформ, не помогло даже планируемое увеличение расходов на оборону.

Подробно ознакомиться с материалами исследования можно на сайте http://www.skolko.ru/.

Опубликовано в газете «Ведомости»


Отправить заявку
E-mail*
Контактная информация
Кто Вы? Как с Вами связаться? (телефон, Skype, другие способы связи)
Вопрос*
Введите символы с картинки*
* - Поля отмеченные звездочкой,
обязательны для заполнения